Я не так давно закончила смотреть «My Love from the Star». За корейским дорамами я активно не слежу, и как-то не задумывалась о степени их популярности в соседних странах. Но тут попался ряд забавных фактов о бешеном успехе «Человека со звезды» в Китае. Фанатам, знатокам, наверное, известно о китайской истерии вокруг сериала, но я вот только узнала всю эту историю сумасшествия))) Корейские и иностранных СМИ много писали о ней, попутно рассуждая об особенностях корейских теледрам.



В Washington Post в марте вышла статья под заголовком: «Китайские чиновники обсуждают, почему Китай не может производить такие же качественные мыльные оперы, как Южная Корея»:

ПЕКИН – В эти дни в Китае достаточно проблем, требующих решения: террористическая атака*, коррупция в правительстве, тревожное замедление темпов экономического роста.
Но какой животрепещущий вопрос обсуждали депутаты на съезде Всекитайского собрания народных представителей в марте этого года? Южнокорейский сериал, который завладел вниманием всей страны.

Справедливо говоря, невозможно преувеличить популярность этого шоу. После того как главная героиня в одном из эпизодов упомянула «пиво и жареную курицу», фраза стала одной из самых запрашиваемых в сети. Рестораны не упустили своей выгоды, включив в меню это «блюдо».

По сообщениям СМИ, у одной беременной женщины из восточной провинции Цзянсу чуть не произошел выкидыш, после того как она несколько ночей подряд смотрела сериал, поглощая жареную курицу и пиво.

«My Love from the Star» собрал более двух с половиной миллиардов онлайн-просмотров и взлетел на вершину зрительского рейтинга. А вот западным любителям мыльных опер история может показаться странной: инопланетянин, случайно прибывший на Землю 400 лет, встречает высокомерную женщину- поп-звезду и влюбляется в нее.

Будучи хорошо осведомленным о фуроре, который сериал произвел в Китае, комитет НПКСК (Народного политического консультативного совета Китая), прозаседал целое утро, сетуя на невозможность произвести в Китае такое же качественное и значительное шоу.

На встрече профессионалов сферы культуры и индустрии развлечений неудачный опыт связывали с китайской цензурой, по мягкому выражению одного из участников дискуссии – известного режиссера и члена НПКСК Фэн Сяогана - «системой экспертизы и одобрения». «Я трясусь каждый раз, когда фильм проходит эту безжалостную процедуру цензуры», - сказал он.

«Мои крылья, мое воображение, сломаны», - жаловалась одна комедийная актриса – участница встречи. Но она не стала вдаваться в подробности, вероятно, опасаясь обидеть тех самых цензоров.

Многие восприняли популярность корейской драмы как тяжелый удар по вере китайцев в исключительность и успешность своей культуры.
«Это больше, чем просто корейская мыльная опера. Она унижает достоинство нашей культуры» - сказал один из членов НПКСК.

Популярные иностранные фильмы уже не первый раз вызывают состояние отчаяния в Китае. В 2008 году, когда мультипликационная лента «Кунг-фу Панда» студии DreamWorks стала хитом в Китае, случилась подобная переоценка. «Почему американским производителям удалось найти драму и юмор в истории о том, как толстая панда обучается Кунг-фу?» - вопрошали многие.

На этот раз, беспокойство, вызванное корейским сериалом, несет в себе горечь регионального соперничества. В то время как Китай традиционно считает себя источником восточноазиатской культуры, доминирование японских комиксов и корейских мыльных опер в китайской поп-культуре ставит под вопрос это мнение.

В полемику вступил даже один из семи партийных лидеров Китая.

«Корейские драмы обыграли нас» - таким комментарием удивил своих коллег Ван Цишань; согласно Beijing News эти слова прозвучали на одном из важных законодательных собраний. Он занимает пост главы Центральной комиссии по проверке дисциплины, отвечает за масштабную антикоррупционную кампанию. (Ван, который, кажется, пристально следит за происходящим на ТВ, является, как утверждается, ярым поклонником «Карточного домика».)

Вместе с тем, по его словам, корейская мыльная опера подчеркивает, насколько китайцы ценят образы своей традиционной культуры, которые в ней можно заметить.
«Основа и душа корейской драмы являются воплощением традиционной китайской культуры», - сказал Ван. «Традиционная китайская культура просто репродуцируется в форме теледрамы».

*Террористический акт, совершенный 1 марта 2014 года на железнодорожном вокзале в городе Куньмин, провинция Юньнань.

Из издания Variety:

В Корее успех телесериала некоторыми был встречен с пренебрежением.
Профессор Кан Бён-гу из Сеульского национального университета в прошлом году опубликовал результаты исследования зрительских привычек китайцев. Он предположил, что корейские телесериалы вероятнее всего увлекают малообразованный низший класс. Согласно его исследованиям, обеспеченные и образованные группы китайцев интересуются американскими и японскими шоу, в то время как имеющие средний доход остаются потребителями китайского и гонконгского контента.

Оскорбленные китайские фанаты Джианны Чон бросились размещать объявления в корейских газетах в знак протеста против очевидно неуважительных выводов.

Издание Korea в майском номере посвящает статью успешному экспорту корейских теледрам.

Размышления автора о популярности корейских сериалов:

Растущее признание телешоу за пределами континентальной Азии, разделяющей определенное (культурное) сходство с Кореей, и доброжелательное отношение в Северной Америке, Европе и на Ближнем Востоке, свидетельствует о наличии некого универсального мотива, который способен перевесить культурные различия.

То, что привело корейские теледрамы к успеху – это качественный подход к созданию безопасного, рассчитанного на массовый вкус развлекательного шоу, которое включает достаточно сентиментальных и романтических поворотов, чтобы держать зрителей в напряжении. Многие преданные фанаты в качестве самой привлекательной стороны своих любимых дорам указывают именно добрые и сладкие любовные истории в «корейском» стиле.

читать дальше

@темы: переводы, Человек со звезды, My Love from the Star, K-drama, Hallyu