01:54 

Статья "Великий сдвиг в японской поп-культуре". Продолжение.

Miso


В первой и второй частях мы показали, как сокращающиеся доходы, снижающийся показатель рождаемости, увеличивающиеся траты на оплату телефонных счетов и отсутствие культурной релевантности Интернета привели к сжатию рынков товаров сферы культуры, таких мода, музыка, книги, манга и ТВ. В этой части статьи мы рассмотрим, как происходящие изменения влияют на состав потребителей на рынках культуры – переход от массовых потребителей к маргинальным субкультурам.

Часть 3: Потребители массовой культуры vs Маргинальные субкультуры


Крах в Японии системы расходов на товары поп-культуры превращает страну в важную лабораторию исследований процессов функционирования «культурного экокомплекса», составляемого потребителями, продюсерами, дистрибьюторами, медиа, тренд-спотерами и рекламодателями, в условиях снижения рыночной активности. В этой связи, мы в первую очередь должны обратить внимание на степень участия среднего класса в формировании и последующем уходе с рынков культурных благ.

Рост влияния потребителей среднего класса

После Второй Мировой Войны японская экономика лежала в руинах, и средства тратились исключительно на выживание. Однако, в период с конца 50 –х по конец 60-х годов произошло зарождение устойчивой потребительской культуры в среде служащих, принадлежащих к верхушке среднего класса, а также семей, владеющих собственным бизнесом. В середине 70-х годов японская экономика прошла этап своего «чуда», и укрепившийся средний класс стал получать доходы, достаточные для приобретения товаров культурного назначения. Когда Япония вошла в 80-е, почти каждый житель страны был активным потребителем на рынках музыки, моды и манги, в частности, подростки из среднего класса со «стандартными» японскими вкусами и предсказуемым жизненным путем.

В качестве целевой аудитории поставщикам культурной продукции и рекламодателям необходимо было выбирать наиболее многочисленные, из возможных, социальные группы, с высоким уровнем дискреционных расходов. На начальном этапе развития культурных рынков к таким группам относились токийский высший класс и высший средний класс, и по очевидным причинам они стали пионерами потребительского рынка в послевоенные годы. В 70-80-х годах богатые японцы все еще обладали несоразмерной покупательской способностью, поэтому первые массовые журналы для молодого поколения, такие как JJ и Popeye, ориентировались на люксовый стиль жизни. Вероятно, что в первое время покупатели из среднего класса читали эти журналы в надежде обладать представленными в них брендами, но в «эпоху мыльного пузыря» они разбогатели в достаточной мере, чтобы стать доминирующим и наиболее прибыльным сегментом рынка. Как результат, производители устремились к удовлетворению потребностей гигантской массы среднего класса, а сформировавшаяся при этом мейнстрим-культура стала отражать ценности – или то, что считалось ценностями – стандартных потребителей из среднего класса.

Рынок всегда отвечает вкусам активных покупателей, поэтому потребительская культура является чем-то сродни политическим выборам. Покупая любимую продукцию, потребители тем самым «голосуют» за нее. В ответ производители продолжают выпускать популярные вещи, останавливая выпуск товаров, не получивших поддержки покупателей, и создают новые по шаблону прежних хитов. Непопулярные изделия и производители исчезают или адаптируются к выигрышным формулам.

На пике развития японского рынка культуры «правом решающего голоса» обладали обычные потребители из среднего класса. Что бы они ни выбирали, рынок принимал это серьезно. Например, на пике издательского бизнеса в 1996 году, мейнстрим-журнал мод для «умниц» non•no продал почти миллион копий – намного больше, чем любое нишевое издание, подобное Popteen. Крупные производители одежды на волне этого успеха стали выпускать линии, отвечающие представляемому этим журналом стилю. В то же самое время, массово приобретаемые вещи, как те, которые можно было увидеть на страницах non•no или JJ, пользовались общественным одобрением. Иными словами, то, что покупал каждый, было «правильной» покупкой. Таким образом, non•no, благодаря высоким продажам и построенному вокруг него производству, оказывал на социальные нормы гораздо большее влияние, чем небольшие издания. Этот принцип действовал в отношении всех основных областей культуры: мейнстрим-потребители превосходили численностью нишевых потребителей, и рынок производил несравненно больше товаров, отвечающих массовым вкусам.

Рост и спад влияния «контр-потребителей»

Несмотря на то, что массовая культура обращается к широким группам потребителей, 90-е годы показали несоразмерное влияние на японскую культуру взыскательных, образованных жителей Токио, которые лучше всего могут быть охарактеризованы как «контр-потребители».

В 60-х годах в Японии возникла сильная политическая и художественная контр-культура. Но после 1972 года, по мере того, как она утрачивала свою политическую составляющую, сформировавшее ее «анденграундное» сообщество переключало свое внимание на производство материального контента, распространяя его среди небольших, нишевых групп, объединенных «не массовыми» вкусами. Например, Kawakubo Rei, создавая линию Comme des Garçons, ставила своей целью продвижение авангардного направления в моде, и до своего дебюта в Париже имела лишь незначительное число покупателей в Японии. В этой среде участвовали в жизни своих сообществ и поддерживали их, в основном покупая производимую ими продукцию, нежели чем публично отстаивая свои убеждения или меняя общепринятый бытовой уклад на истинно богемный образ жизни. Эти группы были «контр – консьюмеристами», демонстрируя личную преданность укоренившимся нишам приобретением товаров, противопоставляемых массовой культуре.

По всей видимости, они рассчитывали на то, что их мир останется небольшим, но с началом невероятного подъема японской экономики в 80-х годах, количество медийных и торговых институтов стало расти, и эрудированные круги, создававшие контент для этих институтов, стали распространять актуальную культуру среди все возрастающего числа взыскательных потребителей. PARCO Theatre в Shibuya, например, открылся постановкой авангардного драматурга Сюдзи Тэраямы. Этот процесс способствовал двадцатилетнему «культурному буму», в период которого студенты японских колледжей и художественных школ составляли влиятельный потребительский блок, поддерживающий передовых японских производителей и приобретающий продукцию аналогичной ценности по всему миру. В ту эпоху такие арт-журналы, как Studio Voice , продавались тиражом свыше 100.000 экземпляров, а трудные для восприятия постмодернистские работы, например,«Structure and Power» («Структура и влияние») Акиры Асады, становились бестселлерами.

Небольшая группа токийской элиты сохраняла свои широкие права на японскую культуру посредством таких журналов, как Olive и relax, вплоть до середины 90-х годов. Самым популярным у мужчин стилем в 1997 году был уличный стиль «Ura-Harajuku», крестный отец которого Хироси Фудзивара начинал на андерграундной сцене London Nite, а музыканты, принадлежавшие к направлению Сибуя-кей, такие как Pizzicato Five и Cornelius, являлись обладателями утвержденных чартами хитов. Вкусы этой культурной прослойки подтвердили свою ценность, найдя отражение в товарах магазинов Parco, Muji, Wave и Loft, принадлежащих группе компаний Saison, создатель которой известный японский предприниматель и поэт Цуцуми Сэйдзи. Кроме того, контр-культурное меньшинство, в конечном итоге, оказалось занятым в прибыльных культурных индустриях, пропагандируя, тем самым, свои вкусы и ценности новому поколению.

Однако с переходом в новое тысячелетие волна контр-потребителей начала угасать. По мере того, как средний класс уменьшал объемы покупок, он переставал экспериментировать с «причудливыми» продуктами. Производители, таким образом, утратили основания для выпуска товаров, которые работали в качестве бренд-проектов, но не приносили прибыли. К тому же, молодое поколение 2000-х не понимало ценностей ни поверхностных детей «эпохи мыльного пузыря», ни культурной элиты, одержимой западным искусством, музыкой и модой. Журналы, подобные Studio Voice и relax, разорились, а прославленные магазины пластинок в Сибуя - Maximum Joy и Zest закрыли свои двери. Перестало существовать даже HMV – место, в котором зародился, как массовый жанр, сибуя-кэй, и на его месте открылся магазин Forever 21. Авангардные бренды вернулись к небольшой аудитории. Comme des Garçons запустили под своей дизайнерской маркой мириады дешевых линий, апеллирующих к более молодым и менее смелым покупателям.

Мыльный пузырь элитной культуры лопнул, и контр-потребители вернулись в андеграунд.


Маргинальные субкультуры «на задворках»

В период 60 –х - конца 90-х годов японской поп-культурой распоряжались высший средний и средний классы, однако за пределами японского мейнстрима всегда существовали небольшие, но влиятельные, маргинальные группы молодых потребителей. Наиболее прочными субкультурными блоками, начиная с конца 1970-х, становятся отаку – анти-социальные «нерды», интересующиеся научной фантастикой, комиксами, видео играми и сексуализированными маленькими девочками (lolicon), а также янкии– «криминальные» молодые рабочие из сельских районов с невысоким уровнем образования и участью голубых воротичков. (Субкультуру гяру, зародившуюся в среде представителей высшего среднего класса, в настоящее время следует рассматривать в качестве женского воплощения ценностей янкии).
По сравнению с массовым рынком, эти маргинальные группы - ярко выраженное меньшинство, но их характеристика, как маргинальных, не связана с их численностью. Использование термина «маргинальный» в данном случае призвано подчеркнуть отдаленность субкультурного сегмента как от социальных стандартов, поддерживаемых средним классом, так и от законодателей вкусов, цензоров и сотрудников крупных корпораций, создающих поп-культуру. Контр-потребители, например, никогда не отличались числом, но царствовали в индустрии. Отаку, вероятней всего, могут трудоустроиться в независимые издательства игр эротического содержания, а бывшие янкии стать владельцами журналов для соответствующего круга читателей, но японские ведущие и наиболее почитаемые компании, функционирующие в сфере культуры, такие Magazine House, Nintendo, Sony и Uniqlo, как правило, нанимают выпускников Waseda, Keio и других престижных университетов. Отаку и янки формировали сильные сообщества, но, по существу, были вынуждены существовать на окраине поп-культуры. Период своего становления отаку и янкии, действительно, провели на дне общества, обвиняемые как несовершеннолетние преступники и социопаты.

В период стабильного и прибыльного потребительского рынка крупные компании могли оправданно игнорировать субкультурные группы, как потенциальных покупателей. Более того, открыто увлекалась этими субкультурами, индустрия рисковала, поскольку заигрывание с маргинальными вкусами оскорбляло потребителей среднего класса. Журнал мод non•no не мог поместить на обложку янкии или гангуро – курируемый редакторами стиль не просто отличался от стиля янкии, но полностью был построен на том, что он не имеет ничего общего со вкусами янкии. Соответственно, ведущие журналы для массового потребителя - Magazine House, Takarajima, Shueisha и Kodansha – никогда не предлагали статьи, которые были бы обращены непосредственно к молодым янкии. Этот сегмент был оставлен небольшим, стоящим в стороне маргинальным журналам, таким как Kasakura и Million. Крупные рекламодатели – реальные потребители периодических изданий – по тем же самым причинам требовали, чтобы материалы были «хорошего вкуса». Они предпочитали взаимодействовать с амбициозной верхушкой среднего класса, а не с презираемой маргинальной культурой.

Вплоть до самого последнего времени японская культурная индустрия, с преобладающим влиянием со стороны образованной верхушки среднего класса, упорно работала на привлечение многочисленного среднего класса. Крепкая потребительская база в Токио, и Токио, как центр производства культурной продукции, сформировали культурное гравитационное поле специфических вкусов токийской молодежи, принадлежащей к высшему среднему классу. Однако, в последнее десятилетие, со спадом потребительской активности среднего класса, ситуация радикально изменилась.

В следующий раз мы рассмотрим, как otaku и yankii заполнили вакуум, оставшийся после ухода среднего класса с рынка.

Часть 4: Расцвет маргинальных субкультур


В прошлый раз мы увидели, что потребительские вкусы представителей высшего и среднего класса оказывали доминирующее влияние на культуру Японии, начиная с послевоенных лет и до конца 90-х годов. В этой части мы обратимся к наиболее значительному изменению последнего десятилетия: усилению влияния маргинальных субкультур. Массовые потребители, по экономическим и демографическим причинам, указанным в Частях 1 и 2, перестали покупать с той степенью активности, с которой это делали раньше, утратив, тем самым, право голоса в поп-культуре.

Снижение спроса на рынках культуры практически полностью было вызвано уменьшением доходов. Средний класс сейчас покупает меньше, а когда покупает, то выбирает более дешевые и надежные продукты. С учетом текущего спада рынка мы могли ожидать, что маргинальные субкультуры также ограничат траты. Тем не менее, они не ограничили. А их устойчивая покупательская активность в рамках собственных культурных ниш привела к изменениям в содержании японской поп-культуры.

Янки и отаку: потребление как патология

Янки и отаку никогда не имели за душой ни высоких доходов, ни потенциально высоких заработков, и с точки зрения «человека экономического», должны были сократить свои расходы еще в большей степени, чем потребители из среднего класса. Однако необходимо понимать, что для отаку, янкии и гяру поход в магазины не является лишь формой досуга, и они никогда не покупали, следуя призывам, обращенным к широкой аудитории. Эти группы используют консьюмеризм как терапевтическое решение своих психологических и социальных проблем.

Отаку проводят свою жизнь, как алчные коллекционеры, обмениваясь информацией с другими отаку. Они избегают принятых норм общения, половой жизни и карьерного роста; маниакальное потребление становиться для них raison d’être (смыслом существования). Отаку не могут взаимодействовать с другими людьми, если не комментируются вещи, которыми они увлечены. Культурная продукция, которая в большинстве своем должна покупаться и приносить удовольствие как объект (даже если это всего лишь материальный носитель контента), является для них лучшим способом удовлетворения самых глубоких желаний.

Гяру, наоборот, придают первостепенное значение социальным связям и романтическим отношения. В сердце их культуры, тем не менее, лежит некое страдание. В своей книге Keitai Shosetsu-teki («Мобильная псевдо-новелла») Hayamizu Kenrou характеризует основною эстетическую форму литературы гяру (телефонные романы, лирика Аюми Хамасаки) как «травма-кей» («в стиле травмы»), поскольку авторы делают акцент на сломленность, вызванную личной трагедией. Когда в 2009 году я брал интервью у Хисако Накадзё – шеф-редактора журнала Koakuma Ageha - я спросил, почему гяру так много времени проводят за нарядами, прическами, косметикой? Она ответила: «Потому что мы не симпатичные. Если бы мы были симпатичные, мы бы просто носили белые футболки. Нам необходимо упорно работать над своим внешним видом, чтобы выглядеть хорошо». Этому есть логическое объяснение: трансформация девушек в златокудрых и обильно накрашенных гяру – побег от обычных себя.

Как говорит Накадзё, культура гяру является именно такой, какой мы ее видим, потому что гяру не «осчастливленные» девушки (слова Накадзё). Это означает, что для получения желаемого идеализированного образа самих себя, гяру должны тратиться на одежду, уход за волосами и косметику. Помимо этого желания выглядеть как кто-то другой (а по существу, так же, как все их ровесники), есть еще требование со стороны сообщества - демонстрировать ему преданность, облачаясь в установленную униформу. Быть гяру означает одеваться как гяру – исключений не бывает.

Усиление права голоса маргинальных групп в условиях потребительского вакуума

Отаку и янкии поддерживают практически постоянный спрос на свои любимые товары. Они должны потреблять, независимо от экономической ситуации и собственного финансового положения. Они могут перейти на более дешевые товары, но покупать что-либо будут постоянно. В противном случае, их индивидуальность будет потеряна. В то время как обычные потребители ограничивают свои расходы с падением уровня заработных плат, отаку и янкии продолжают покупать. А, соответственно, рынки, выстроенные вокруг этих субкультур, остаются относительно устойчивыми.

Таким образом, при сокращении общего объема рынка, маргинальные группы, будучи стабильными, перестают быть его незначительным сегментом. Иными словами, если отаку и янкии направят свое внимание на какой-то конкретный продукт, он, в конечном итоге, найдет широкую поддержку на рынке.

Наглядный пример этому – AKB48. С буквами AKB в названии, эта группа девушек была однозначно поставлена на рынок как продукт для мужчин старшего возраста – приверженцев сосредоточенной в Акихабаре культуры отаку. По сравнению с ранее существовавшими на массовом рынке группами, такими как Speed, участницы АКВ специально отбираются и стилизуются под учениц младшей школы, а исполняемые ими песни содержат прямые сексуальные посылы взрослым мужчинам (видео «бордель кошачьих ушек» для “Heavy Rotation”

и недвусмысленная «любовь не знает возраста» лирика “Seifuku ga jama wo suru”).

AKB48 регулярно проводит «выборы» (senbatsu), в ходе которого фанаты пытаются утвердить свою любимую девушку в качестве Номера Один. Покупка определенных CD-синглов группы дает фанатам право голоса на таких выборах, подталкивая отаку, к покупке нескольких копий для усиления своего «политического влияния». CD, таким образом, перестают использоваться для прослушивания музыки, а становятся средством воздействия на будущее AKB48. Прием с «правом голоса» породил легион фанатов, покупающих десятки и сотни одного и того же диска группы или даже 5500 копий. Сейчас имеются некоторые сомнения в достоверности истории о заказе фанатом 5500 копий, но, по сути, речь идет лишь о некотором преувеличении действующего принципа. Так или иначе, маркетинговая стратегия группы стимулирует множественные покупки, увеличивая, тем самым, значимость нердов как потребителей, несмотря на их малочисленность. Это означает, что как потребительский блок, отаку-фанаты AKB48 могут конкурировать с потребительской базой не-отаку.

Отаку и гяру – победители поневоле

Вышеописанный принцип «работы» проекта АКВ48 показывает, как он стал нетипичным массовым явлением. Несмотря на то, что группа явным образом обращается к нишевой аудитории, ее успех на сокращающемся рынке привел к тому, что на рынке в целом девушки стали восприниматься как самые популярные представители поп-культуры. В 2010 и 2011 годах, по этой самой причине АКВ48, начиная с рекламы монолита Dentsu, можно было увидеть в самых разнообразных рекламных кампаниях массовых брендов и торговых сетей, таких как, например, 7/11. (Lawson’s ответил рекламной кампанией с вызывающими у нёрдов слюноотделение персонажами аниме K-On!). При отсутствии существенной конкуренции со стороны айдолов и групп, в большей степени ориентированных на массовую аудиторию, АКВ48 приобрели статус публичных персон и фотомоделей, усиливая, тем самым, свою популярность.

Гяру гораздо многочисленнее, чем отаку, а это означает, что, покупая привычное для себя количество товаров, гяру будут господствовать на рынке. Ранее я упомянул, что модный журнал non•no, ориентированный сугубо на «нормальных девушек» продал в 1996 году - пиковом в развитии издательского рынка – миллион копий, что на тот момент намного превышало продажи ярого журнала янкии и гяру Popteen, составлявшие, примерно, 310.000 копий. Около 2009 года, однако, тираж non•no упал до 180,000 в месяц, тогда как продажи Popteen до сих пор колеблются в районе 310.000 копий. Гяру по-прежнему покупают брендовые товары, и, соответственно, нуждаются в путеводителях по миру моды, которые бы инструктировали их и давали модные советы. «Обычные» девушки, в большинстве своем, потеряли интерес к одежде, и перестали нуждаться в модных руководствах в той же степени. В условиях обвала массового потребительского рынка маргинальный стиль, таким образом, стал наиболее продаваемым.

С учетом явного превалирования на рынке янкии и отаку, незначительностью и незаметностью массового и авангардного стилей, некогда маргинальный внешний вид стал наделяться легитимностью потребителями, не принадлежащими к этим субкультурам и, в основном, желающими просто следовать социально приемлемым направлениям. Как результат, мода гяру и янкии в последние 5 лет заняла важные позиции, что повлекло за собой широкий успех вещей, ранее не принимаемых, таких как, например, «хостесс мода». Студенты элитных японских университетов, таких как Keio, вполне ожидаемо могут носить прически, похожие на принятые в среде янкии–хостов. Фильмы и книги, повествующие о жизни янкии, в частности, Rookies и телефонный роман Koizora, стали национальными хитами в 2009 году. Гяру певица Нишино Кана сейчас одна из немногих успешно продаваемых музыкантов Sony (некогда продюсировавших альтернативных музыкантов - Supercar, Puffy и Denki Groove). И даже прежние «эстетствующие» журналы, такие как, например, CUTiE перешли на гяру стиль, а отчаянный инди-журнал для девушек Zipper разместил на обложке гяру–икону - Масуваку Цубасу. Нет ни одного модного стиля, который бы не испытывал влияния янкии-стороны культуры гяру.

Не «самое популярное» в действительности

Несмотря на то, что в настоящее время преданные потребительству отаку и янкии наслаждаются своим влиянием на культурную индустрию, мы не должны забывать, что ни oтаку, ни янки, в действительности, не формируют какого-либо общественного мнения. Хотя, значительное число японцев может являться потребительским компонентом этих культур, они, в лучшем случае, составляют относительное, но не абсолютное, большинство, т.е., занимая ведущее положение на рынке, отаку и янкии не владеют 50% вкусов.
Если, например, взять цифру лучшей продажи сингла в 2010 году –954.283 копий сингла «Beginner» AKB48 - то ее было бы недостаточно, чтобы добраться до вершины десятки в период с 1991 по 2000, когда CD покупались в большом количестве. В 2001 году “Beginner” занял бы 10 место как успешный нишевый хит, но не как J-Pop символ эпохи. Население Японии за последние десять лет не сократилось до того уровня, при котором эта незначительная цифра стала бы пропорционально соотносимой – просто в настоящее время меньше людей покупают музыку.

То, что АКВ48 не обладают массовой популярностью, становится очевидным, когда группа появляется на телевидении – единственном средстве вещания, сохранившем широкую аудиторию (несмотря на преобладание зрителей пожилого возраста). Маэда Ацуко неоднократно выбиралась участницей № 1, однако ее недавняя дорама Hanazakari no Kimitachi e (Ikemen Paradise) показала очень низкие рейтинги (каждый эпизод - около 6%). Шоу AKB48 “Naruhodo High School” вытянуло печальные 4,5%.

AKB48 крайне популярны на YouTube, что намекает на технически ориентированную мужскую аудиторию Японии. Но даже такая песня как «Heavy Rotation» - более 50 млн. просмотров – является обладателем более одной третьей негативных отзывов. Это довольно высокий показатель антипатии, если сравнивать с другими видео на сайте.

АКВ48, безусловно, самая заметная музыкальная группа в Японии на сегодняшний день, показывающая рекордные объемы продаж и имеющая самый высокой процент публичных появлений, однако, с разбросанными по многочисленным сегментам фанатами, она признается «массовый» феноменом поневоле. Группа завоевала сильную позицию на рынке, и компании вынуждены мобилизоваться вокруг нее от безысходности. Если бы Dentsu имели возможность оказывать поддержку другой хитовой айдол группе, даже с более широкой фан-базой, они бы это делали. Но, по иронии судьбы, никто, кроме AKB48 или групп Johnny’s Jimusho, не продается и не одобрен рынком для рекламирования товаров массового потребления. Маргинальные сообщества теперь кормят индустрию и, как некогда контр – потребители, оказывают преобладающее влияние на остатки потребительского рынка.

Следующий раз мы рассмотрим, могут ли маргинальные субкультуры производить свободно экспортируемые товары.

@темы: Japan, J-POP, переводы, Япония, neojaponisme

URL
Комментарии
2011-12-30 в 19:25 

coloxa
kame Here;)
А вот интересно, все-таки, уровень по-культуры упал потому, что средний класс перестал тратить на неё средства, или наоборот, музыкальную продукцию перестали покупать из-за того, что она неудовлетворяет вкусы массового потребителя?
Про причины таких монструозных продаж АКВ48 я читала и в других источниках, но Араши тоже прекрасно продаются... а там вроде никаких особых заманух нет. Аааа, понятно ведь Араши оккупировали телевидении – единственном средстве вещания, сохранившем широкую аудиторию


Но, по иронии судьбы, никто, кроме AKB48 или групп Johnny’s Jimusho, не продается и не одобрен рынком для рекламирования товаров массового потребления И вот опять - джоннисов приляпывают к АКВшкам :hmm:
Мы чё все -отаку, что ли?:uzhos:

2011-12-30 в 22:16 

ajja
ребята, давайте жить дружно...
coloxa, конечно, отаку))))) тебе этого еще не сказали твои знакомые, которые не вовлечены в наш фандом? :-D

Miso, вообще, любопытный взгляд. Я как-то наивно полагала. что АКв-шки точно популярные герлы, потому что все мужики-японцы - извращенцы . Теперь я буду думать лучше о японских мужчинах, раз популярность этих девочек раздута))) А вообще, они тоже японский феномен, поэтому за ними любопытно наблюдать)))))

2011-12-30 в 23:00 

coloxa
kame Here;)
ajja, не а, не сказали :tease4:
Даже когда я дрожащими руками разворачивала на работе посылочку с BIRTH.... мне поведали о любви к какой-то эквадорской группе :laugh:

а вы случайно осенью на Дримы с Котей не собираетесь ???

2011-12-30 в 23:26 

ajja
ребята, давайте жить дружно...
coloxa, увы. нет((((( уже не собираемся. Обстоятельства не позволят.

2011-12-30 в 23:28 

Miso
coloxa, я поняла идею так - "средние" японцы в определенный момент стали тратить меньше, и рынок подхватил вкусы тех групп, которые ни при каких обстоятельствах не отказываются от покупок. средний класс остался без выбора. рынок уже сложился под влиянием отаку и производит сейчас независимо от вкусов среднего класса. т.е. и средства особо не тратят, потому что бюджет изменился, и АКВ48 не всенародны...
Араши, продаются хорошо, да. но все же АКВ48 в два раз их делают? и тут уже не популярность, а истинное фанатство)))...

Мы чё все -отаку, что ли?
ну у нас вполне закрытая группа, любим мы то, что в мире мало известно и переживаем за рейтинги, так что в чем-то отаку:-D

URL
2011-12-30 в 23:44 

coloxa
kame Here;)
ajja, жалко (( отчет был бы наверняка фееричен! Ну чтож, желаю в Новом Году удачи во всех обстоятельствах ))

Miso, АКВ - это конечно крайне и интересный феномен, и продажи у них зашкаливают, а в первый тур они отправились только через пять лет после дебюта :gigi: Они на тв, они в театре своем , а большие концерты - это вообще не их формат. Но недавно смотрела ролик ТОР 100 Oricon - и там таааакое количество АКВ и их юнитов - совершенно одинаковых - что на самом деле ужасает...

2011-12-30 в 23:48 

Miso
ajja, А вообще, они тоже японский феномен, поэтому за ними любопытно наблюдать

если верить автору, популярность АКВ48 - заслуга не такой уж многочисленной группы фанатов. и это, да, очень любопытно. по-японски как-то ведь "сделанное" явление - упорством, терпением и аскетизмом отаку)))

URL
2011-12-31 в 00:01 

Miso
coloxa, Но недавно смотрела ролик ТОР 100 Oricon - и там таааакое количество АКВ и их юнитов

я тоже вчера посмотрела - ужас, ты права. Араши ведь и в тройку не вошли. лидерство у девушек пока не оспоримое, и, если следовать теории Дэвида Маркса, фанаты не отступают и вгрызаются в шоу-бизнес за "своих девушек")))

URL
2011-12-31 в 00:21 

coloxa
kame Here;)
Miso, автор конечно очень уважаемый, но все-таки если посмотреть на все эти хэндшейк ивенты АКВ и систерс, то там полно молоденьких девчушек школьного возраста. То есть вполне нормальный возраст для фанатства :-D Считать ли их отаку?

2011-12-31 в 01:07 

Miso
Miso, понимаю, о чем ты. нейтрально отношусь к автору, но все же - может, он прав в том, что АКВ выбирают "от безысходности". первые продажи им сделали акихабарские фанаты, а когда девушки оказались везде и всюду, корпорации вынуждены были принять их популярность, уже не разбираясь, откуда взялись миллионные продажи - голосованием одним фанатом 1000 раз, или покупкой CD разными людьми)))). девочки на АКВ ивентах - составляют ли они такой уж большой процент фанатов? тут сама идея - число 48, девушки на любой вкус - как-то больше для мужского населения. скорее всего, ивенты - просто не формат мужчин - фанатов АКВ.

URL
2011-12-31 в 05:13 

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Miso, мне тут показали как-то фанатские клипы, которые снимают фанаты АКВ, косплея девушек и их клипы, это что-то с чем-то! Когда здоровенные дядьки надевают школьные юбочки, а то и бикини :lol:

2012-01-07 в 10:26 

uraura
Норвежский лес в березовой роще
Miso Спасибо за перевод!Любопытно, но очень, как бы сказать, спорно. Но вероятно это от лично моей неграмотности и невежественности. Когда смотришь японское телевидение, то там очень много музыкальных фрагментов прошлых лет, и они являются неким эталоном. Эти песни и музыкальные композиции не просто знают , но и любят. Все последние итоговые концерты, не состояли из AKB и их производных(их даже в соведущих не было, если не ошибаюсь). Мне , кажется, что 50% успеха AKB в очень талантливом менеджменте, особенно в продажах.
Фанатство, это вещь серьезная, но мне кажется , что половину поклонников все-таки составляют девочки до 20, а это очень неустойчивая категория, котороя взрослея меняет своих кумиров, и AKB приходится каждый раз привлекать юных созданий в ряды своих фанатов.
В прошлом году из музыкальных рейтингов не уходили Kobukuro, есть JUJU и Aiko...
В общем не мне об всем этом рассуждать. Не хватает знаний и мысли скачут от серьезной статьи в разные стороны.:)

2012-01-09 в 21:54 

Banya*
Miso, отличная статья, большое спасибо :3

2012-01-09 в 21:57 

Miso
Banya*, не за что))) рада, что понравилось...вот-вот уже добью пятую часть)))

URL
2012-01-09 в 22:02 

Banya*
Miso, есть за что ) ещё раз спасибо тебе за труды и низкий поклон
буду ждать продолжения ^^

2012-01-14 в 03:05 

Miso
uraura, меня тоже после этой статьи занимает вопрос об источнике и силе популярности АКВ48. я всегда думала, что группа популярна среди юных японок и японцев, и именно они составляют большую часть активных фанатов группы. но как-то сейчас засомневалась. безусловно, безжалостная, манипулирующая политика со всеми этими выборами лучшей участницы и фото-буклетами обеспечивает АКВ миллионные продажи, но о музыке менеджмент не заботится.
еще у одного автора в japan times читала очень жесткое мнение об АКВ. но, думаю, он прав, что их музыка делается на скорую руку, по единому шаблону, потому что она выполняет не функцию музыки как таковой, а нужна лишь для обоснование в музыкальном видео с нижним бельем слова "музыкальный"... нам всем через какое-то время требуются новые ощущения, и с музыкой точно также - нам необходимо слышать пусть даже незначительный, но уход в сторону от привычного звучания. АКВ свои синтезаторные мелодии не меняют, как говорят, практически на протяжении всего срока своего существования. так какие же причины их слушать у молодых фанатов? а вот преданные группе как идее оправдывают такое повторяющееся звучание - им нужно, чтобы все оставалось так, как есть, застыло в тех формах, которые их захватили в самый первый момент вспышки их увлечения. возможно поэтому и говорят, что фанаты АКВ - отаку, не требующие музыкального прогресса от группы... и, кстати, ты сама упоминаешь, что ТВ ивенты и итоговые концерты не включают так уже много композиций группы. может, потому что зрители хотят настоящих ретро-мелодий, когда было большее разнообразие в звучании, мелодике, и использовались "живые" инструменты, а не зашкаливающая одинаковость... вообще говорят, что АКВ - это "не группа, это - экстремизм, и с их альбомом "Koko ni ita Koto" J-POP достиг низшей точки своего регресса" - вот такое вот эмоционально высказываются иностранные журналисты об АКВ)))

URL
   

Miso

главная